Пароль
Забыли пароль
Go_input
Хотите зарегистрироваться у нас?

Руссоистика

Текст Олег Павлов

Этой весной один мой очень и очень дальний знакомый впервые побывал в Москве. На измайловском рынке и Красной площади, в метро и политехническом музее. Москва его немало впечатлила. Особенно метро – по приезду он телеграфировал «метро – шикарно» и жаловался на «фотопроект», где проявка нескольких пленок, по их мнению, должна занимать никак не меньше двух дней.



Одно уточнение – мой знакомый – интеллигентного вида испанец в самом расцвете своих тридцати. Носит очки в тонкой металлической оправе, работает за аймаком, который большинству хипстеров снился в их самых грязных эротических снах, много и без родченковских изысков фотографирует. Он любитель, но парк его фотоаппаратов, кажется, подбирается ко второму десятку. Ему совсем не жаль зарядить в пластмассовый «Любитель 166В» слайдовую пленку (цена которой вместе с проявкой превышает стоимость камеры) и снимать улицы Мадрида.



Мой знакомый – любитель, аматор, но его фотографиям по-хорошему должны завидовать все провинциальные фотографы. Он много путешествует и каждая такая поездка – самостоятельная серия фотографий. Ждать каждой приходится примерно полгода – испанец предпочитает пленку, ценит хорошее сканирование и строгую очередность. После московской поездки я видел фотографии из Японии, Марокко, Японии и, наконец, через четыре месяца, подошла очередь Москвы. Обложка московской серии красного цвета – скриншот из Google maps с видом прямо на Кремль. Москва испанцу не понравилась.



Наше отношение к столице предельно утилитарно – поехать за шмотками, на концерт или в аэропорт до турцииегипта. Кто-то поедет за книгами или на учебу, но жить в этом городе, где круги ада множатся без остановки в голову приходят только самым отчаянным. Как правило, от отчаяния. С другой стороны Петербург – вот она, священная корова «духовной» молодежи - «Абажаюююю Питеееерр». Точно, девочки. Санкт-Петербург – будда, возвышающийся над страной. Его подъедают бутики и городские сумасшедшие. Его укрепляет Эрмитаж и небольшие галереи, где можно спокойно полистать альбомы, ничего не покупая. За что вас не проклянут и не посчитают самым бедным и жалким студентиком на свете.



Однако испанец не хотел в Петербург. И не хотел по золотому кольцу. Москва привлекала его гораздо больше. Потом он расскажет (и совсем не удивит) что наша столица – это огромная социальная лаборатория и большинство людей в ней – вроде морских свинок. И в комментариях к своим фотографиям он напишет проницательные «BMW is a new Volga» или помянет засилье туарегов, лексусов и прочих достижений автомобильного дизайна высшей внедорожной пробы. Расскажет и покажет, кто такая babushka и как она борется за свое существование (non-stop!), продавая иностранцам значки с чебурашкой за пять евро. Удивится что с ним могут разговаривать на протяжении пятнадцати минут, ничего не понимая и получая при том массу положительных эмоций.



Покажет сомнамбулические фотографии московского метро с обязательными надписям про детей, инвалидов, «не прислоняться» и фактурными пятидесятилетними женщинами в вязаных беретиках. И самое главное – он будет дико расстроен тем, что не видит в сегодняшней Москве ничего советского (матрешки и лапти его интересовали мало). Расскажет, как люди полируют реальность вокруг себя огромной растяжкой «Rolex» у Охотного ряда, затягивают целые дома рекламой телевизоров, стройной толпой текут в MacDonald’s и разноцветной и щегловатой – в Starbucks.



Расстроится тому, что увидел в Москве. Будет недоумевать, мол, как же так – у вас такое уникальное прошлое (кое-где непошлое), а вы превратили свой город в нефтеперегонный куб со всеми бутиками на свете всем видом показываете, что вы европейцы, куда более европеистые, чем все европейцы вместе взятые. И при том - успешнее, обеспеченнее и счастливее. И видит на улице бурлеск, роскошь, тупые лица – советская ограниченность в пальто Boss шарфике Hermes. А в метро он видит серую, безмолвную, злую толпу и остатки советской роскоши. Которую иностранцы и пытаются найти в Москве – но за старбаксами и сплошной рекламой не видят этого. Они пытаются найти легенду, миф. В каждом прохожем в сером пальто – агента КГБ.



Я попробовал объяснить ему, почему люди делают так, а не иначе, но видимо какой-то благородной уверенности в собственной правоте и в правильности поступков этих людей мне не хватало. Я подумал что, несмотря на тошнотворный потребительский бум, отсутствие у большинства наших сограждан вкуса и дичайшую диспропорцию богатые-бедные мы стараемся. Мы образовываемся. Мы учимся и вроде бы становимся лучше. Но при этом, кажется, теряем некую важную связь с тем самым советским и тем более дореволюционным. А вы, конечно, помните, что надо держаться корней?
Мой знакомый молодой фотограф просматривает невероятное количество ресурсов о фотографии, знает множество зарубежных классиков и толпу фотографов помладше. Но ему оказались незнакомы фамилии Пинхасова, Михайлова, Мухина, Слюсарева, Максимишина и даже Бальтерманца. Мой знакомый существует в нашей визуальной среде, с нашими краснокирпичными монстрами и разбитыми дорогами. Но при не воспринимает ее через свой медиум – фотографию, он совершенно выброшен из контекста, фотографом чьей страны и какой эпохи он является? На каком визуальном языке мыслит и как он передаст нашу пыльную двуличную реальность на этом языке? Другой знакомый не может слышать русскую музыку какого угодно качества – ему почти сразу мерещатся кокошники и хохлома или первоисточник типа Дилана или Боуи (а, значит, он предпочтет оригинал). И в обоих случаях будет сильно неправ в силу своей необразованности. Как будет неправ мой сын, который уравняет в правах кокошники и балалайки с колбасным сыром – как пережитки минувшей эпохи. Не различая эпохи вообще – просто отмахнется от своей культуры. Она будет ему не нужна ведь он, скорее всего, будет сносно читать на английском уже к десяти годам.
Это было невозможно и немыслимо еще каких-то десять лет назад – теперь же мы мечтаем и стадами идем за символами успеха западного человека – iPone, MacBook, Levi’s и BMW X5 (ради справедливости - западный человек так не поступает. Это миф).
Однако западный человек буквально требует от нас пельменей и борща. И не из соображений экзотики, а от головной боли – везде одни и те же ролексы, айфоны, бмв и старбаксы. А Москва напоминает ему папуасов, которым выгодно сторговали стеклянные бусы на золото. Мы же просто стараемся не выпадать из толпы и сверяем расцветки бус.
А испанец видит настоящую русскость только в babushkas struggling for life. И может быть мавр снова прав?

Добавлено 19 октября 2009, 13:48

Комментарии

0
Чтобы оставить комментарий, авторизуйтесь, или зарегистрируйтесь