Пароль
Забыли пароль
Go_input
Хотите зарегистрироваться у нас?

Типологии, цинизм и любовь к жизни

Текст Олег Павлов/ Фото Giancarlo Rado, August Sander, Lucia Ganieva, Simon Roberts
ALL RIGHTS RESERVED



Как вы провели зимние каникулы? Спрашивала учительница детишек в первой серии сериала «Школа» – медийной сенсации, сделанной, видимо, ради своей сенсационности. У меня, повторюсь, нет телевизора, но хайп вокруг этого подняли невероятный и на торрент-трекерах уже появились SATripы первых серий и многостраничные обсуждения «а у нас так было/не было». Сделаем смелое допущение – вы прекрасно знаете о чем, под каким углом и как наотмашь этот сериал сделан. Сделаем еще одно допущение – у вас скорее было так, чем нет. У меня было.



Но давайте поговорим о сказках. «Аватар», кажется, посмотрели все кроме моей бабушки (в ее городе нет кинотеатров). Бодрые городские бабульки с внучатами идут на «Аватара»: дети ржут на слово «жопа», бабушки плачут всю дорогу. Я скорее с бабушками, хотя циничный мозг раскручивает происходящее на винтики, находит заимствования, общие места, банальности, банальности (главный упрек, ха). Циничность это, конечно, полезно, но надо быть большим мастером, чтобы заставить людей плакать на ремейке Покахонтас. Камерон именно такой. Сижу и реву - лошадь в огне, бомбят деревню. Вся телевизионная дрянь, наросшая на нас непробиваемой коркой, смывается Камероном на раз. При чем здесь Германика и ее «Школа»?



Нынешние школьники водят протестные хороводы вокруг этого сериала. Он ведь «порочит образ учителя и школы в целом». Верхи расслаблены – детишки прошли тест. Родители сколько угодно могут узнавать в этом сериале себя или своих старших детей. Карандаши живут в медвепутии и будут протестовать против каждого выпада в сторону их замечательных учителей и школы в целом. Блогосфера предсказуемо взорвалась – в ней все-таки значительное количество людей учились именно в таких школах и заряд цинизма в них большой и нездоровый.



Конфликт между сознанием девяностых и сознанием двухтысячных налицо и что самое печальное – вся эта армия циников (нередко с гуманитарным образованием) будут сидеть и рассказывать друг другу, как было у них (а у всех было примерно одно и то же). А детишкам будут прививать любовь к Родине, России: в школе, телевизоре. И если они с детства будут слушать песенки вроде «Россия» Ромы Жигана или там «Вперед Россия, давай красиво» настанет...



Стоп. Это все понятно, дети потеряны как поколение совершенно противоположным от нас образом, но мы-то что? Мы не ревем на «Аватаре»? Не только. Если представить некую шкалу «любви к Родине», то нынешние школьники находятся на ней так глубоко в необоснованном плюсе, как мы с вами – в гиперболизированном минусе. Все, что мы видим – минусы. Мы ими живем, постоянно пытаемся свалить. И если говорить о России, то модно валить в Петербург, а столицу оставлять жадным до денег и ночных клубов мерзким фифочкам или акулам (в их мечтах) бизнеса.



Почему-то всем кажется, что в Петербурге легко дышится, творится и работается. Здесь в голову лезет настойчивый Бродский. Он-то достаточно поездил по лесам и полям нашей родины, и не сказать, что начал любить ее меньше под Петербургом, чем в его историческом граните. И тут, можно сделать вывод о том, что культурному человеку любить родину вроде бы легче где угодно, а глупым – обязательно нужны дворцы. Но нет. Школьники пишут на ЕГЭ сочинения на тему «Война и культура – несовместимые вещи» и не слышали про всех наших Ким-Ки Дуков, и плевать, строго говоря, хотели на весь наш неофолк или новый альбом Дэвида Силвиана. Они, впрочем, даже старика Хема с Ремарком не вспомнят, к слову о «войне и культуре». И беззаветно водить хороводы на Селигере им это совершенно не мешает.



Однако есть одна общая проблема – у нас и этих школьников. Нам патологически неприятна окружающая действительность. Без дивана и пледа из «Икеи», без собственного автомобиля окружающий мир будет только адом. У нас холодно, грязно, все разваливается… список бесконечен, я понимаю. Но почему в некоторых людях все это рождает неподдельный интерес. Почему то они стремятся задокументировать все то, чего скоро (как мы надеемся) не будет и мы наконец-то сможем сделать вид что «этого» не было никогда. Цинизм? О нем мы сегодня и говорим, друзья.
Фотограф Саймон Робертс в июле 2004 года прибыл в Россию со своей женой и колесил по нашим просторам до августа 2005. результатом его путешествия стала книга «Motherland – Родина». Саймон не снимал великие равнины и березки. Он снимал детей-спортсменов в Хабаровске, семьи и новостройки Сахалина, молодежь в Томске, старика в придорожном кафе на Алтае, брошенные корабли в Мурманске и социальную рекламу на дорогах в Магадане и, конечно же, Мегу и luxury apartment в Москве. Таких въедливых, искренних иностранцев у нас бывает очень много, но как-то для большинства они проезжают незаметно. Страна-то большая. Но вот вам пример поближе – в Иваново в прошлом году приезжала Люсия Ганиева. Она родилась в России, но уже давно живет в Нидерландах. Она снимала ткачих, фабрики и ткани. Кто-то в Иванове об этом слышал? Нет, конечно. Однако эта серия висит на одном из самых известных фотоблогов и черт знает сколько людей в мире о ней узнали. Потому что так случилось, что им это интересно, а нам – нет. Но это все можно списать на желание порассматривать интересных зверушек на осколках Советской Империи.
Другие примеры – Август Зандер в начале 20 века документировал свою нацию – все социальные слои, все профессии. Все в мельчайших деталях – просто и элегантно. Он по сути первым начал делать фотографические типологии. Джанкарло Радо – итальянец. Это седой кудловатый мужчина в круглых очках. Он играет Вивальди на архлютне и фотографирует все тех же самых что и Зандер. Только сегодня, в Италии. Эти почти парадные портреты сделанные на «Хассельблад» выстраиваются в ровную серию «Итальянцы». Смотреть эту серию – интереснее, чем листать National Geographic или смотреть Discovery.
Такого у нас никто не делает. Есть люди, которые пытаются поснимать «социалочку», но нет людей которые планомерно, страстно и без оценки снимают всех подряд – от царя до кухарки. Нет людей страстно любящих действительность – такой, какая досталась. Хипстеров с их студийными фантазиями – отгружай вагонами. А таких простых жизнелюбов – нет.
Поэтому видимо у нас и нет нормальных кафе, ресторанов, официантов, водителей маршруток и консультантов в отделе электроники. Потому что каждый последний человек не радуется жизни, а по мере возможностей портит жизнь другим – круг замкнут. Попытки к бегству осуждаются. Попытки реформаторства - кажется утопичны. Циник, похоже, единственный жизнеспособный вид в поле такого напряга. Надеюсь, что нет.

Добавлено 21 апреля 2010, 14:46

Комментарии

0
Чтобы оставить комментарий, авторизуйтесь, или зарегистрируйтесь