Пароль
Забыли пароль
Go_input
Хотите зарегистрироваться у нас?

Если пропадает ощущение жизни - это конец



Padla Bear Outfit - это группа, которая появилась год назад, успела выпустить 4 альбома, выступить во множестве важных клубов Москвы и Петербурга и быть признанной главным открытием года сразу несколькими авторитетными изданиями. Начав с записанного на аудиокассету и дешевую видеокамеру «антифолка по-русски», группа очень быстро менялась и сейчас играет гаражный панк с реверансом в сторону психоделии. Лидер группы Арсений рассказал нам об ошибках продюсера, проблемах современного музыканта и неудавшемся экспериментальном проекте, выпускающем по альбому в месяц.



Хотел назваться «Жало 3000». Отговорили, дураком назвали. Был еще вариант «Машина Времени», но как-то тоже не очень. Продюсер сказал, что будем называться Padla Bear Outfit. Мы долго скрывали, что мы от начала до конца продюсерский проект. Все придумано за нас, и это интервью, разумеется, тоже.



Я не знаю, что такое музыка. С точки зрения творческой, это заполнение каких-то белых пятен в жизни, но я не знаю, что мне сейчас надо заполнять. Здоровьем надо заняться, да. Но музыка здесь ни при чем. Были идеи сделать альбом речетативов под барабаны. Вроде Last Poets. Это было бы динамично и в чем-то, наверное, на хип-хоп похоже, но при этом не хип-хоп вовсе. А на основе этого потом бы мюзикл сделал. Песню «Котел», например, я воспринимаю как кусок из мюзикла, натурально - история про то, как человек сходил в бар, а потом на метро домой поехал, из этого можно было бы что-то развить. Но потом пришел продюсер к нам и сказал: «Вы молодые, надо вам играть правильную музыку, а то поздно будет». Но иногда мне кажется, что вот этот путь - панки, прически - он синтетический. А дела с гитарой, с укулеле - выйти, попеть - это вроде нормально. Вот и задумываешься - может я не музыкант нихрена? Да, конечно, не музыкант... По крайней мере, если музыка - это поработать над звуком, найти какой-то интересный инструмент, хорошо его записать, пятью микрофонами снять... Этого совсем не хочется. Хочется чего-то с жизнью связанного. Потому что когда пропадает ощущение жизни - это все, конец.



С этими записями появилось ощущение, что я всех нае*ал. Нет чувства проделанной работы. Скорее какое-то зафиксированное на пленке оправдание существования своего. Ночью придумал - утром записал. Так альбом n i c h e g o делался, например. Но при этом я понимаю, что еще бы запросто песен пять про ничего записал. Потому что утром просыпаешься и сам себе говоришь: "Ничего! Ничего!" С xalkolivan'ом другая история - у нас в петропавловке была инсталляция какого-то финского художника - во всю стену лес в разные времена года, все это какими-то видео-делами менялось, и я в этом увидел историю всего искусства сразу, очень вдохновился. Сам факт того, что я из мегаполиса пришел в место, где творится современное искусство, и смотрю на лес - вот же оно, будущее. И вот мы сели, записали этот альбом, потом я навсовывал в него всяких птиц и прочего. Сейчас вообще кажется, что из всех альбомов, он единственный "ничо". Так уж получилось, что заметили, и из этого выросли пластинки. Но по большому счету ясно, что всю жизнь вроде музыкой занимаюсь, а ничего стоящего пока не сделал.



Я стараюсь не замечать всего внимания к себе, не оценивать его объем. Первое время очень это мешало, когда тратил время, смотрел, что пишут, и начинались проблемы с самоощущением - сидел себе в подвале, а тут на тебе - вылез. Потом эти вещи стали помогать мне просто в метро ездить. Раньше было тяжело вообще с людьми общаться, сейчас ничего, нормально.



Было много групп у меня. Их главная ценность в том, что мы с ними очень много репетировали. С группой "ЦРУ", например, хотели сделать такую агрессивную музыку, Interpol, плавно переходящий в Foals, и все это по-русски.



Сейчас, с этой группой, хочется чего-то добиться наконец. Хочется верить, что все получится. Padla Bear Outfit - это изначально была история про то, как стать серьезной и популярной группой, начав с ролика на YouTube. Но с каждым днем все больше думаю, что все это накроется очень нормально. В России вообще нет какого-то работающего относительно музыки сознания. Нет даже фанатов нормальных, которые должны быть у групп, которые, может быть, были у Егора Летова. Хотя, с другой стороны, сейчас и время другое, и, может быть, не стоит вообще об этом думать. Музыка тоже какая-то разрозненная, нет общих направлений движения. Смотрел фильм "Нэшвилль" про город, в котором все - от бомжа до звезды кантри - играют собственно кантри, и вечерами все обмениваются новыми песнями. Хотелось бы чего-то подобного сейчас и у нас, но понятно, что это невозможно.



У меня были проблемы с тем, что я пытался живопись приравнять к музыке. Если там прокатывают какие-то авангардные дела, то здесь - нет, нужны какие-то стандарты. Есть даже книга - "Почему люди понимают Ротко, но не понимают Штокхаузена".



Я не смогу стать чуваком, который будет получать удовольствие от того, что поет песни, которые люди знают. И сейчас, когда люди колбасятся под какие-то откровенно колбасные новые песни - это тупо и неинтересно. Помнится, в «Грибоедове» (клуб в Санкт-Петербурге - прим. авт.), когда мы выступали на такой... модной вечеринке, туда пришли люди, только что отгулявшие на свадьбе, мы начали играть "Кролика", с акустикой, губной гармошкой и простыми барабанами, в зале вдруг начался слэм и вообще стояла напряженная очень атмосфера. И вот по-настоящему круто, когда отдаешь всего лишь удары бочкой, а в зал приходит в тысячу раз больше.



Velvet Underground и Suicide - это для меня две главные загадки в музыке. Не понятно, как вообще можно быть такими ох*енными.

Классе в шестом я слушал Jethro Tull, Deep Purple, все такое. Сейчас это уже не нравится, конечно, но за свои вкусы я стараюсь отвечать и совсем от них не отказываться. Так что могу и Deep Purple послушать. Вообще вся эта история с волосатыми рокерами - одна из самых смелых вещей за всю историю музыки, это интересно.



Я очень люблю лоу-фай (от англ. lo-fi, low fidelity - низкое качество записи - прим.авт.), как историю, как звук. До сих пор слушаю все эти группы, до сих пор торчу от этого звука, до сих пор нравится, когда все не такое уж и выхолощенное. Все, что делает Падла - это лоу-фай, так или иначе. Потому что интересно проверить, что ты сможешь выжать из себя, имея микрофон и кассету.



Когда я услышал Джеймса Ферраро, мне захотелось сделать группу, которая будет по альбому в месяц выпускать. Я нашел человека в Петербурге, который играет, только если записывается, у него куча инструментов, но играть на них не умеет. Вот я пришел к нему, принес своих инструментов и мы записали 8 часов материала. Я ему говорю: "Давай назовемся "Ауксодотль". А он мне такой: "Нет!". Ну я подумал: "Черт с тобой, не хочешь так называться, не будем с тобой играть". Хотя сейчас понимаю, что могло бы и получиться, делали бы альбом за альбомом, и любой Джеймс Ферраро бы нахер пошел. Обогащали бы отечественную экспериментальную музыку, бла-бла-бла.

В России не хватает музыкантов, которые бы к себе относились действительно серьезно. Не с самоиронией этой бесконечной, а так серьезно, что прям некуда деваться. Мне, например, не хочется говорить, что мои песни - это шутки. Ла-ла-ла, всем весело.

Я не люблю хип-хоп. Мне нравится Эминем, но и его я слушать долго не могу. Но у меня есть мечта - стать хип-хоп продюсером. Сидеть и записывать всякое русское r'n'b, выдумывать звучки, чтоб качало и всякое такое. Но я понимаю, что чтобы этим заниматься, мне нужно лет пять, чтобы изучить весь этот "хиппити-хоп" и начать в нем разбираться. А у меня нет этих пяти лет.

Мама мне недавно сказала, что я, как китайский промышленник, заполонил рынок хреновым товаром - не важно какого качества, лишь бы его было. А я говорю ей, что будет еще у нас все качество, будет.

Добавлено 08 апреля 2010, 13:01

Комментарии

0
Чтобы оставить комментарий, авторизуйтесь, или зарегистрируйтесь