Пароль
Забыли пароль
Go_input
Хотите зарегистрироваться у нас?

О музыке



Gil Scott-Heron - I'm New Here
Гил Скотт-Херон – в равной степени легенда и отщепенец – слишком правильный в мыслях, чтобы за них не преследовали и слишком несдержанный в жизни, чтобы это осталось безнаказанным. Простое перечисление всего, что понаделал за эту жизнь Гил, займет с десяток таких страниц, но если совсем коротко – практически изобрел хип-хоп, не щадил Никсона, развивал соул, «проповедовал» о нищих черных наркоманах и прочно ассоциируется с черным радикализмом.
Все это, впрочем, в прошлом. Название альбома – его обложка, концепция, структура – не оставляют никакой двусмысленности. Под каньеустовский оркестрик, придавленный дымом, Гил рассказывает о женщине, которая его вырастила и о том, что вся эта пластинка – трибьют ей.
Скотт-Херон – в первую очередь про голос, про человека за этим голосом, которому не мешает ни дабстеп, ни электронная шумиха на фоне. Вообще весь черный блюз, а уж тем более spoken-word сейчас закономерно мигрирует в электронику и обратно, к сухим хлопкам ладоней. Да и не так его много осталось – черного spoken-word. Впечатление старого человека в новом-старом городе на этом альбоме – непреходящая константа и, да, здесь Гил новичок – провел все нулевые в тюрьме, а до этого молчал почти все девяностые. Но это не мешает ему мерно наговаривать свои тексты, петь чужие. На тридцать минут он запоет лишь четырежды. Все остальное время – будет негромко говорить о важном.
Очень важно слушать этот альбом с бонус диском – там Гил просто сидит в студии, играет джаз на фортепиано, говорит о джазе, жизни, музыке – оказывается не легендой и черным пророком, а вполне седым черным дедушкой, с невообразимым негритянским выговором, который вдруг становится простым и понятным, когда Гил начинает петь.

These New Puritans – Hidden
Модные англичане записали необыкновенный альбом – сложный и лаконичный, сильный и громкий, говорят, даже почти вечный, великий и важный.



Дело в том что «привычный» нам постпанк, нью-рейв и прочие новомодные перекрестные жанры с приставкой «ретро» и без – все это These New Puritans делали на первом альбоме - делали лихо, умело и строго, но (как и полагается) без откровений.
С чего-то вдруг группа задумалась и кардинально сменила направление – теперь они агитируют, маршируют, хотят войны и пишут музыку для атаки.
Для записи замкнутые умники, любящие посещать минералогические музеи и трогательно путающие русских и китайских детей, ангажировали тринадцать духовиков из Пражского симфонического оркестра, духи средневековых композиторов и человека из по-своему великой группы Bark Psychosis. Замешав это все на какой-то темной материи, они выдали убедительно высказывание о войне, которую все хотят, но мало кто представляет, призыв идти в никуда самоотверженный до такой степени, что вспоминается только - «голова болит – мы ей бьемся и за старое снова беремся».
Все это сложное нагромождение всевозможных барабанов, труб, уверенный шепот о конце света – обладает огромным зарядом, облачено в красивую форму, но совсем не предполагает вектора. Это музыка о борьбе и для борьбы, но пуритане не делают ответа с кем собственно биться, лишь намекают на неблагополучный исход. И в этом смысле – это идеальная рок-музыка нового века, «мы хотим перемен», но понимаем, что лучше не будет. Поп-музыка для депрессии и аккумулятор для зимний тоски.
В любом случае в этой музыке недостает той, простите, сухой правды жизни, которая есть по соседству. Поэтому – да, лозунг, нет, не манифест.

Текст Олег Павлов

Добавлено 08 апреля 2010, 14:27

Комментарии

0
Чтобы оставить комментарий, авторизуйтесь, или зарегистрируйтесь