Пароль
Забыли пароль
Go_input
Хотите зарегистрироваться у нас?

Городские легенды: смельчаки, раскольники, "лишние люди"

В своей книге "Город Иваново-Вознесенск или бывшее село Иваново и Вознесенский посад" (1884) Я.П.Гарелин много и с восторгом писал о «давних» ивановцах. Согласно его гипотезе, после мерян финско-угорского происхождения территорию Иванова заселили выходцы из Новгорода.
Другой исследователь-краевед 19 века пишет, что отличительной чертой ивановцев было Северо-вологодское или Архангельское наречие, отличающееся растянутостью и расстановкой слов. У местных эта манера говорить называлась "с заводами". Такое наречие, по мнению исследователя, доказывает, что предки ивановцев были из Вологодской или Архангельской губернии.

Чтобы охарактеризовать прежнюю «новгородскую» удаль ивановцев, Гарелин описывает грандиозный скандал на шуйской ярмарке с участием жителя села Иваново Черкашинова. В жалобном документе того времени, «челобитной», говорится об ивановцах как о разбойниках, до смерти перепугавших шуян. Не скрывая своего удовольствия, Гарелин пишет: "Переполох вышел страшный – кто успел, затворился в доме, кто заперся в лавочке, улицы опустели, и по ним расхаживала на просторе толпа под предводительством Черкашенинова, вооружённая самым разнокалиберным оружием, начиная с кола и кончая саблей, которой грозно размахивал сам Черкашенинов, сидя на коне во главе своей шайки и грозясь разнести весь город. Толпа бушевала два дня, наконец, это ей надоело, и она убралась восвояси"
и резюмирует: "Кому бы могла придти в голову такая грандиозная мысль, выдержать в осаде целый город с порядочным уже и в то время населением, да ещё во время ярмарки, когда множество пришлого люда, – кому как не тем, которые, собравшись в большом количестве, овладевали целыми областями, исключительно следуя поговорке: "храбрость города берёт".

Об удали выходцев с новгородской вольницы, поселившихся в Иванове и близлежащих селах, ходит немало историй, однако, серьезное документальное подтверждение родства новгородцев с ивановцами отсутствует. Есть зато упоминания об ивановцах, прославившихся своей незаурядной смекалкой.
Таким был Осип Степанович Соков (1750-1801). Сумев узнать в Шлиссербургской фабрике секретный состав красок и отделки ситцев и использовав его на своей фабрике в Иванове, крестьянин вызвал немалое восхищение Гарелина. На страницах его книги читаем о Сокове: "он был грамотным, смышлёным и весьма предприимчивым человеком".



На особый характер ивановцев повлиял также тот факт, что село почти полностью было раскольническим. В своем доносе ("извете") царю 1666 года монах Борисоглебского монастыря среди "новых еретиков", "богомерзких пустынников и лживых учителей" называет жительниц села Иваново.
Старообрядчество в Иванове просуществовало вплоть до начала 20 столетия и всячески подвергалось гонениям.
Так, летом 1855 года в доме ивановской вдовы Енафии Гарелиной были пойманы 2 старообрядца-инока, остановившиеся на ночлег. Примечательно, что ни один из 15 соседей вдовы не выдал ее на допросе, указав, что ничего не видел и не слышал. Не только простые, безграмотные люди, но даже сотский, задержавший иноков, не доложил на Гарелину. Исследователи-краеведы связывают такую солидарность ивановцев со старообрядчеством, перешедшим к ивановцам от прадедов и глубоко укоренившемся в их умах.

Большинство «капиталистых», т.е. зажиточных крепостных крестьян, ставших в дальнейшем фабрикантами, были раскольниками. Особенно ярко из них выделяется Ефим Грачев (1743-1819). Прекрасный хозяин, в 1800 году он скопил капитал в 100 тыс.рублей, жил в каменном двухэтажном доме с садом и конюшней. Одним из первых Грачев получил откупную, заплатив графу Шереметеву 135 рублей в 1795 году. Грачев был личностью довольно известной. Имея статус купца I гильдии, он был знаком даже с царем Александром I, представлен графу Аракчееву, награждён медалью на Андреевской ленте и золотой медалью за развитие текстильной промышленности в России. Как и многие другие жители села Иваново, Грачев был старообрядцем.



Старообрядчество того времени формировало особый склад людей, хозяйственных, аскетичных, осуждавших показное богатство как проявление гордыни и активно занимавшихся благотворительностью. Поэтому, по складу характера многие ивановцы были людьми стойкими, практичными, ответственными за свою и чужую судьбу.
Главой старообрядческой общины в Иванове был М.И.Ямановский, который, как и многие ивановцы, пришел в фабриканты из крестьянства. По его инициативе в молитвенный дом был перестроен фабричный корпус, ставший впоследствии символом старообрядчества.



Владельцы села Иваново и, прежде всего, Шереметевы, не препятствовали капиталистым крестьянам в их вере, предоставляя им определенную самостоятельность во всех делах. Надо сказать, что подобная практическая мудрость приносила им немалые прибыли.
Исследователь села Иванова академик Безобразов писал в своих работах, что здесь мы имеем дело "с полным, безусловным отсутствием барского элемента". В своем очерке "Село Иваново", напечатанном в журнале "Отечественные записки" (1864), автор с восторгом отмечает главную особенность психологического склада ивановцев того времени "Это люди беспечальные!". И особенно подчеркивает, что "этот русский Манчестер создан единственно русскими крестьянами, и притом ещё крепостными крестьянами". Однако в том же очерке Безобразов отмечает огромную пропасть между богатыми и нищими жителями села.

В это же время, в основном благодаря художественным произведениям Василия Алексеевича Рязанцева (1829–1866) и Филиппа Диомидовича Нефёдова (1838–1902), начинает формироваться «черный» миф об Иванове.
В своей повести "Тихий омут", так и не напечатанной, Рязанцев крайне негативно отзывается о жизненном укладе и характере ивановцев. Так, одна из глав повести описывает сцену в избе некоего Прокофьича: "В этой избе копошится та самая гнилая жизнь, которая служит резким укором бестолковой общественной благотворительности, безрассудной частной милостыни и достаточным примером совершенного невнимания общества к своим собственным язвам". Хозяин избы и его жена живут за счёт попрошайничества младших детей, старшие девочки - проститутки. Сам Прокофьич продает "левое" вино нищим, собирающимся после сбора подаяния в его избе. Начинается повальное пьянство как среди мужчин, так и среди женщин. "Старуха, мать хозяина, храпит пьяная на полатях на всю избу, на что никто не обращает внимания".

Десакрализацией раскольничества в селе Иваново невольно занимается и Я.П. Гарелин, прежде восхищавшийся жителями села. В своей книге "Город Иваново-Вознесенск, или бывшее село Иваново и Вознесенский посад" он с горечью замечает: "Самый строй религиозной жизни был таков, что крепко держал ивановца в однажды поставленных рамках и не позволял ему выходить из них". И далее "Получившие милостыню призывали на дающих всевозможные блага земные, а умершим желали царства небесного и отправлялись большей частью в кабак, где милость сейчас же и пропивалась".



В «Тихом омуте» Рязанцева появляется, кроме обнищавших крестьян, персонаж, которого вполне можно отнести к «лишним людям» села Иванова. Это интеллигент, не вписывающийся ни в фабричные, ни в рабочие рамки и, потому, крайне несчастный, пропивающий жизнь в кабаках с осознанием своего полного ничтожества и ненужности.

Другой "обличитель" ивановцев, Ф.Д. Нефедов, в своих «Святках» явственно характеризует их как людей, для которых кабак стал важнее церкви и хозяйства.

Таким образом, наши земляки прошли исторический путь от деловитых крестьян, воплотивших в жизнь лучшие принципы преемственности поколений и старообрядчества, до обнищавших пьяниц. Однако, нельзя сказать однозначно было тому виной раскольничество, классовое разделение или внутренняя предрасположенность жителей села. Среди ивановцев всегда выделялись замечательные люди, имена которых остались в истории, как примеры деловых, ответственных хозяев и благотворителей.
07 ноября 2011, 09:02
Источник: ivgorod.ru

Комментарии

0
Чтобы оставить комментарий, авторизуйтесь, или зарегистрируйтесь