Пароль
Забыли пароль
Go_input
Хотите зарегистрироваться у нас?

Городские легенды: ивановский период "возлюбленной Достоевского"

Аполлинария вошла в русскую историю как любовница Достоевского, ставшая прототипом многих его произведений, самым ярким из которых был образ Настасьи Филипповны в "Идиоте".
Ее современники пишут о ней как о порывистой, горячей, резкой на язык, эмансипированной. Многие вспоминают особенное выражение глаз Полины (так называли ее близкие). Оно было глубоким, страстным, словно засасывающим в свой омут.

"Она действительно была великолепна. Я знаю, что люди были совершенно ею покорены, пленены", - восторженно пишет об Аполлинарии Василий Розанов – писатель и философ, женой которого Суслова стала после романа с Достоевским, превратив его жизнь в ад.



Отношения с Достоевским завязались после ее письма, в котором она прямо признавалась в любви к нему и его творчеству. Долгое время Аполлинария оставалась его любовницей. Горячая и страстная по натуре, она заводила новые романы даже в период их отношений. Однако, ни один из них не был удачен. Эта женщина была обречена быть отвергнутой теми, к кому стремилась всей душой. Возможно, по вине своего «демонического» нрава она тянулась к фатальной для нее категории мужчин. Причина ее любовных неудач крылась в крайне непостоянном, беспокойном характере, - по воспоминаниям, Аполлинария была буквально одержима непостоянством. Достоевский же помогал ей, печатая ее талантливые, но не слишком выдающиеся литературные труды.

"Эгоизм и самолюбие в ней колоссальны, -писал Достоевский,- Я люблю её ещё до сих пор, очень люблю, но я уже не хотел бы любить её. Она не стоит такой любви". Совсем как князь Мышкин в "Идиоте"...



Новым болеутоляющим от душевной тоски для Аполлинарии Сусловой стала жизнь в глухой ивановской провинции, где обосновались ее родители.

Она внесла определенный вклад в создание мифа о селе и его фабрикантах. Ее заметки об Иванове считаются важными литературными свидетельствами об ивановском быте и нравах. Л.Сараскина в своей книге "Возлюбленная Достоевского" приводит многочисленные документы и письма о жизни А.Сусловой в 1860-х годах в селе.

После мучительной развязки отношений с Достоевским в 1865 году Аполлинария приезжает из Петербурга в Иваново, где на время обретает спокойствие.
В одном из ранних "ивановских" писем своей подруге она пишет: "Я здесь не скучаю, в Петербурге было бы мне хуже, там постоянное раздражение: досада и злость на умных людей (намёк на Ф.М.Достоевского), а здесь только смех, и больше ничего".
Иронично отзывается Суслова о быте местных фабрикантов и их жен. "Нашла двух женщин очень милых и неглупых, из купчих, кое-что знающих и понимающих. Здесь есть и такие дамы, что рассуждают насчёт прогресса, эмансипации женщин и прочих высоких вещах не хуже питерских нигилисток. Хотя мы читаем большей частью, как гоголевский Петрушка или некий извозчик: "Буки-аз-ба-ба, буки-аз-ба-ба, ба-ба, ха-ха, ха. Смотри-ка, Ванюха, что вышло – баба".



Ее собеседница по переписке, графиня Салиас, с тревогой отвечает: "Когда в сёлах купчихи говорят о эмансипации женщин и поставляют её в том, чтобы бегать по свету с любовниками, бросая мужа и детей, – дело плохо. Поверьте, это – разложение общества. Если уж дошло до сёл, то где же спасение?" Со временем и Сусловой передается тревога ее подруги. Она раздражается лицемерным бытом купеческих домов: "Купчихи дома одеты ужасно дурно, даже грязно, и только в торжественные дни наряжены богато". Как революционерка по своим взглядам и бунтарка по нраву она гневно отзывается об отношении фабрикантов с рабочими: "Мнения в общественных делах покупаются за довольно дешёвую цену: за несколько вёдер водки, которые выставляют мужикам в воскресенье, или посредством угрозы не дать работы".

Со временем Аполлинарию охватывает полная скука. Возможно, от этого она и открывает в Иванове школу для девочек. Однако, вдохновение от нового просветительского дела проходит, когда Суслова сталкивается с противодействием со стороны местных властей. Уже через 3 месяца школу закрывают, а Суслову называют "неблагонадежной", приводя следующие аргументы: "во-первых, она носит синие очки, во-вторых, волосы у неё подстрижены. Кроме того, имеются слухи о ней, что "в своих суждениях она слишком свободна и никогда не ходит в церковь".



Благодаря известности имени Сусловой в литературных кругах Петербурга газета "Санкт-Петербургские ведомости" печатает заметку, где дает высокую оценку ее начинанию и сожалеет о закрытии школы: "В середу приехал из Шуи смотритель училища и отобрал у г-жи Сусловой дозволение, данное ей на открытие училища г. начальником учебного округа, а девочек велел всех распустить и учебные занятия совсем прекратить. Это событие произвело здесь такое сильное и глубокое впечатление, что о нём одном только везде и говорят. Носятся, впрочем, слухи, что нашлись такие личности, в которых училище г-жи Сусловой возбудило зависть, и они сделали всё, что было нужно…"

Этот случай характеризует Иваново того времени с двух сторон. С одной стороны многие жители оценили начинания «эмансипе из Петербурга» и сожалели о закрытии школы, с другой - просветительский росток был вырван в самом начале «завистниками». Не исключено, что они надеялись на монопольную власть и считали сельскую жизнь Иванова несовместимой с просвещением "по Сусловой". Возможно также, что слишком эмансипированный и независимый характер Аполлинарии пагубно повлиял на ее взаимоотношения с ивановскими фабрикантами.
В итоге, после разгоревшегося конфликта, Суслова возвращается из Иванова в Москву.

Интересно, что в этом противостоянии один из родоначальников «черного мифа» об Иванове, Ф.Д. Нефедов, становится на сторону «возлюбленной Достоевского». Именно он пишет заметку в «Санкт-Петербургских ведомостях».
Вполне возможно, что и Нефедов, как многие его современники, был заражен губительным обаянием Аполлинарии Сусловой.

11 ноября 2011, 11:20
Источник: ivgorod.ru

Комментарии

0
Чтобы оставить комментарий, авторизуйтесь, или зарегистрируйтесь