Пароль
Забыли пароль
Go_input
Хотите зарегистрироваться у нас?

Памперсы для взрослых людей...

Отец умирал полгода. У меня был бизнес, деньги, трудная и напряженная жизнь. Он не вставал, ему было больно двигаться и мучительно больно лежать. Нужны были памперсы для взрослых. Я могла себе позволить оплачивать сиделку, лекарства, возить к нему домой врачей, но в аптеках не продавали памперсов для взрослых. Одиннадцать лет назад еще не все можно было купить даже за большие деньги. И музыку мы еще слушали не так, как сейчас, и программы по телевизору были еще очень советскими, и американские боевики только на видео.

Он умер. Осень была странная, непонятная и холодная. Мы ссорились с ним всю жизнь. И вот, он умер. Через месяц после похорон я зашла в аптеку и в первый раз увидела в продаже памперсы для взрослых. Слезы просто задушили меня. Я плакала всю осень и начало зимы. В Новый год показали "Старые песни о главном", где Гарик Сукачев спел "А я милого узнаю по походке". Отец любил эту песню, но НИКОГДА, НИГДЕ не мог ее послушать. Он пел сам, но по радио или по телевизору ЭТО не пели, воспитывая в советских людях патриотизм, мораль и духовность. Как больно было мне слушать его любимую песню и понимать, что он так и не смог услышать ее.

Он умер. Мир не успел на какие-то пол года. Не успел защитить от страданий и спеть любимую песню. И это взорвало мое сердце нечеловеческой болью. Я простила ему все свои детские обиды. И то, как мы ругались по пустякам, и то, как мы не понимали друг друга. Но как же мы ругались! Спорили, доказывали свою правоту. Это были разговоры обо всем – политика, жизнь, семья, школа, космос. Он дразнил меня, и я кричала ему: "Вот посмотришь, я права, и ты еще вспомнишь мои слова!". Из всех слов, сказанных им в наших ссорах, я запомнила только одно: "Ленка, ты дура, потому что не понимаешь главного – мир делится на мужчин и женщин. Все остальное – неважно, потому что все остальное построено на этом разделении. Вот когда ты вырастешь, то все поймешь, и у тебя не будет вопросов". Я выросла, но, только прожив большую половину жизни, поняла, что хотел мне сказать отец. Мир действительно делится. На Мужчин и Женщин. Он был прав.

Он все умел делать. Строить, готовить, чинить, ломать, пить, бить, любить, петь, играть. Обожал музыку и кино. Плакал, когда показывали парад или хороший фильм. Не сдерживал слез и смеялся от счастья, когда видел настоящую красоту. Он прошел всю войну, блокаду Ленинграда, послефронтовую жизнь, отобранные награды и партбилет за то, что скрыл, что был сыном попа, возвращенные награды, безысходность и бедность. Он пил. Я боролась с этим по-детски отчаянно. Но он все равно пил. Мама просила меня: "Лена, глянь, какой отец идет домой?". Я смотрела и за два квартала по походке могла сказать – выпил, не выпил, добрый, злой, и никогда не ошибалась.

Первый настоящий выбор в своей жизни заставил меня сделать именно он. Это было в январе. Морозы стояли за тридцать. Его пьяный в стельку дружок постучал в окно и сказал: "Лена, там отец твой упал и не может встать. Я его не подниму. Идите с мамкой, заберите его домой, а то он замерзнет". Сосед ушел, а я стала медленно одеваться. Он не знал, что мама в больнице и звать мне на помощь некого. Выходя на улицу, вдруг поняла, что одна его не затяну на санки, не смогу довести домой и уж точно не смогу затащить через порог в дом. Я поняла, что у меня есть оправдание, чтобы не спешить и больше никогда не увидеть его пьяным.

Выбор. Мой первый страшный выбор. Я сделала его и потом всю жизнь уже никогда не боялась выбирать. А в тот морозный вечер, погрузив его на большие санки, тянула домой и ловила взгляды одиноких прохожих, которые не понимали, что везет домой эта упрямая девчонка тринадцати лет. Как давно это было.

Десять лет, как он умер, а я до сих пор помню, как он впервые назвал меня на ВЫ, когда я родила сына. Он всю жизнь мечтал иметь сына. Он мечтал. Он хотел слушать песни, которые любит, делать работу, которая в радость, жить на земле и любить людей. Он хотел, чтобы лежать в постели было не так больно. Но... памперсы. Их тогда еще не продавали в наших аптеках. Их не было, как и любимых песен.

Вспоминая отца, ловлю себя на мысли о том, что нас не учат нашей главной человеческой обязанности – умению дарить любовь близким людям. Мы или забалтываем чувства, или жалеем живым слов любви и восхищения. Эта вибрация звуков нам кажется слабостью духа. Какая глупость! Ведь этим словам эквивалента нет, потому что в них живет сама Жизнь. Боль утрат взрывает нам сердца именно потому, что этот главный подарок нам уже не подарить никогда. Всего четыре слова "Я люблю тебя, папа", а как вынести эту ношу недосказанности? Как достучаться? Как закричать? Как произнести эти слова, чтобы он услышал? Слова, которые я никогда не говорила ему.

Добавлен 22 ноября 2012, 14:13

Комментарии

0
Чтобы оставить комментарий, авторизуйтесь, или зарегистрируйтесь
10.00
Аватара
 

Фотоальбомы (0)

 

События (0)